СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
БАКУ
ЖУРНАЛ
89
Р
ена Мустафабейли любит вспоминать
свое детство. Баку, большая родитель-
ская квартира в так называемом «прави-
тельственном доме» на улице Низами.
Летомбыла дачана берегуКаспия, имо-
ре, и солнце. И особенный воздух, с лег-
ким, едва уловимымзапахомнефти.
Рена очень гордится своей бакинской семьей – Мустафабе-
ковых-Новрузовых. Это были известные и уважаемые люди.
Дед Агабек окончил университет в Петербурге, другой дед, Ба-
лабек, – горный институт в Лейпциге. Бабушка Гюльдаста –
выпускница института святой Нины, первой школы для дево-
чек в Азербайджане. Сестра бабушки, Рухсара, – одна из первых
заведующих кафедрой Бакинского института иностранных
языков. Старшая сестра отца Аза в 28 лет стала первой женщи-
ной – директором нефтеперерабатывающего завода. Папа и ма-
ма – геологи. Папа Мидхат Агабекович Мустафабейли был на-
чальником Управления геологии Азербайджанской ССР в ран-
ге министра. Несмотря на высокую должность, в геологиче-
ские экспедиции ходил каждое лето.
Похоже, в этой семье у всех есть призвание. Призвание Рены –
учить музыке.
«
Я УЧИЛАМУЗЫКЕ ВСЮСВОЮЖИЗНЬ.
Ко мне приводили детей четырех-пяти лет, чрезвычайно музы-
кально одаренных, но нужно было раскрыть их талант, создать
профессиональную базу, научить их работать. Во Франции при-
нято заниматься музыкой «для удовольствия». Это, конечно,
очень хорошо. Но, к сожалению, в этой замечательной стране за-
нятия музыкой на профессиональном уровне с раннего возраста
не встречают понимания. В течение десяти лет я создавала свой
класс в Кольмаре, свою маленькую «школу одаренных детей».
Убеждала людей, выступала в прессе. Когда я в первый раз произ-
несла слово «элита», меня не поняли. Здесь это (по крайней мере,
до недавнего времени) считалось неприличным. Хотя я говорила
об элите в профессии», – рассказывает Рена.
Классическую музыку «демократизировали» во Франции до
такой степени, что, по словам Рены, у нее был ученик, который
преподавал музыку уже десять лет, стал директором музыкаль-
нойшколы, но при этом сам учился музыке лишь один год.
Год назад нафранцузскомтелевидении вышла передача под на-
званием «Одаренные дети. Кто они?». Стоит ли тратить детство
на каждодневнуюработу, не являются ли одаренные детижертва-
ми больных амбиций своих родителей, есть ли у них друзья и есть
ли у них детство вообще, рассуждали авторы передачи. Рене, ко-
торая посвятилажизнь работе с одаренными детьмиипринимала
участие в этой передаче с одним из своих юных дарований, такая
постановка вопроса кажется в принципе неправильной.
Рена знает, о чем говорит. Она сама из таких детей. В детстве
каждый день по много часов она проводила за фортепиано,
и дачные вылазки, друзья и подружки (две самые близкие до сих
порживут в Баку) не входили ни в какое противоречие с занятия-
мимузыкой.
«
Я использовала не очень принятые во Франции в отношении
детей слова – «особенный», «одаренный», я утверждала, что му-
зыка – это профессия, а не только хобби, и, как любая профессия,
требует соответствующего подхода. И вдруг я поняла, что меня
поддерживают родители одаренных детей. Потому что этот дар
нельзя спрятать. Если тебе достался такой особенный ребенок,
с ним нужно что-то делать. Если талант не развивать, он
погибнет. Когда такой ребенок первый раз заходит в класс, его
сразу видно. Они – особенные», – говорит она.
«
ЯОКОНЧИЛАCРЕДНЮЮCПЕЦИАЛЬНУЮ
музыкальную школу им. Бюль-Бюля в Баку, и великий компо-
зитор Кара Караев благословил меня на поступление вМосков-
скую государственную консерваторию, что я и сделала, окон-
чив консерваторию, а потом и аспирантуру с отличием», –
рассказывает Рена.
Потом она выступала с сольными и симфоническими концер-
тами в разных городах страны и мира, стала солисткой Азербай-
джанской государственной филармонии. Потом начались проб-
лемы с рукой – профессиональное заболевание. Концертную
деятельность и сольную карьеру пришлось оставить. К этому
времени семья Рены переехала в Москву. В течение следующих
11
лет она занималась с детьми в Центральной музыкальной
школе при Московской консерватории, была приглашена заве-
довать кафедрой в Государственном музыкально-педагогиче-
ском институте им. Ипполитова-Иванова, вышла замуж, родила
дочь Викторию (которая тоже стала пианисткой).
В 1990 году Владимир Спиваков пригласил Рену участвовать
в мастер-классах в летней академииМеждународного музыкаль-
ного фестиваля во Франции, в городе Кольмар. Через некоторое
время местная консерватория пригласила Рену преподавать. Два
года она отказывалась – ни ей, ни мужу не хотелось бросать лю-
бимую работу вМоскве. Но когда в 1990-х настали трудные вре-
мена и под окнами начались перестрелки, они с мужем Олегом
Шерешевскимрешили ехать.
Сейчас Рена Мустафабейли-Шерешевская преподает форте-
пиано вКольмарской национальной консерватории и в знамени-
той «Эколь нормаль де мюзик» имени Альфреда Корто в Пари-
же (приходится ездить из одного города в другой, благо есть ско-
ростные поезда). Проводит мастер-классы в США, Канаде, Ита-
лии, Германии, Монако... Она также продолжает концертную
деятельность, выступая в дуэте с известной певицей, солисткой
Манхаймской оперы Людмилой Слепневой и в составе трио
Impromptu.
И она все-таки создала специальный класс для одаренных де-
тей – официально, вКольмарской консерватории. Теперь ее под-
держивают администрация консерватории, мэрия города и, ко-
нечно, родители ее учеников. Среди воспитанников Рены – мно-
гочисленные лауреатымеждународных и национальных конкур-
сов. Сегодня они играют на больших сценах: в залах Плейель и
Гаво в Париже, в Карнеги-холл в Нью-Йорке, в Большом зале
Московской консерватории.
Рена также создатель и руководитель проекта культурного об-
мена «Звезды и молодые таланты Франции и России», в котором
принимают участие как совсеммолодые, так и знаменитые музы-
канты и актеры двух стран. Она мечтает сделать такой проект
и на своей родине – в Азербайджане, в Баку.