Новости

Вспоминаем интервью с Заха Хадид

01.04.2016

Заха Хадид приехала в Баку, чтобы представить международному архитектурному сообществу созданный ею Центр Гейдара Алиева.

В прошедшем году здание Центра Гейдара Алиева было номинировано на две архитектурные премии – Фестиваля мировой архитектуры (World Architecture Festival) и проходящего одновременно с ним интерьерного фестиваля Inside. Архитектурное новаторство, безукоризненное исполнение замысла зодчего и незаурядный ландшафтный дизайн сделали этот проект важным не только для Баку, но и для международного архитектурного процесса.

Строительство Центра Гейдара Алиева, самого масштабного архитектурного проекта в истории современного Баку, началось в 2007 году. Победителем конкурса стало бюро Захи Хадид. Как и другие ее проекты –MAXXI в Риме, музей Брода в Мичиганском университете, второе здание галереи Serpentine в Лондоне, – Центр Гейдара Алиева должен был стать выставочной площадкой международного уровня.

Здание центра воспринимается как пространственная структура, и этот фактор стал ключевым для организации выставок. Архитектор отказалась от традиционной музейной концепции, когда пространство формируется архитектурой и экспозицией. Здесь, напротив, пространство диктует выставочную архитектуру.

Построенное на месте бывшего завода им. лейтенанта Шмидта, новое здание изменило окружающий ландшафт. На смену плотной застройке пришла эстетика свободной формы; центр и его окружение стали единой городской средой. Между зданием и парком нет скрытой преграды: Хадид использует топографические особенности местности – перепад высот, формируя террасный ландшафт.

Идея непрерывности с давних пор живет в исламской архитектуре: каллиграфия и орнаменты переходят с ковра на стену, со стены на потолок, с потолка на купол мечети, размывая границы между разными архитектурными элементами. Здание Захи Хадид стало ее современной интерпретацией.

На презентацию проекта в Азербайджан приехали архитекторы крупных мировых бюро, проектировщики и дизайнеры: CZWG Architects, Nick Williams Designs, WS Architects, Sawaya and Moroni, Buro Happold, Brian MaSiyArchitects, BoyarskyMurphyArchitects и другие. Посетили событие также куратор крупной художественной институции – музея Катара и вице-президент филармонической ассоциации Лос-Анджелеса Смит Чед Томас.

Созвав столь представительное общество, организаторы презентации стремились оценить роль центра в мировой архитектуре и продемонстрировать его потенциальные возможности в качестве выставочной и концертной площадки.

Журналу «Баку» удалось узнать о собственных впечатлениях автора от проекта.

 

БАКУ: Сегодня Центр Гейдара Алиева полноценно работает и стал важной точкой общественной и культурной жизни столицы. Какие у вас впечатления от завершенного проекта?

ЗАХА ХАДИД: У меня были определенные ожидания на его счет. Строительство представляло собой сложную задачу, здание само по себе стало cмелым экспериментом. Результат мне кажется замечательным.

БАКУ: Как возникла концепция?

З.Х.: Этот проект стал итогом экспериментов, которыми мы занимались в течение 20 лет. Два десятилетия назад мы начали изучать, как создается определенный архитектурный масштаб. Тогда нас занимала идея планирования ландшафта. Изучение топографии и ландшафтного дизайна, а также инженерные расчеты помогли нам достичь его непрерывности. Эта идея выражена в том, как парк с внешней стороны переходит в интерьер здания. Я воспринимаю центр как три структуры: музей, театр и библиотеку. Обходя его, вы видите, как одно трансформируется в другое, образуя единое пространство. Эти три разных здания напоминают горную гряду.

БАКУ: Для одних ваших зданий характерна резкость углов, для других – криволинейность форм...

З.Х.: В первоначальном проекте центра было много острых углов, тогда оно больше напоминало разлом льда. Но нам хотелось добиться полной непрерывности архитектурного пространства. Так от острых углов мы постепенно пришли к плавности линий.

БАКУ: Центр активно используется как выставочная площадка. Что вы думаете о проектах, которые здесь проходят?

З.Х.: Мне кажется, самое интересное в Баку в плане искусства – общий уровень новой архитектуры. В этот приезд меня поразило, как сильно изменился город. У Баку теперь гораздо более урбанистический образ, город в идеальном состоянии, появилась новая подсветка. Многие идеи возникают, когда вы видите, что делают другие люди.

БАКУ: Как исторический и архитектурный контекст повлиял на концепцию Центра Гейдара Алиева?

З.Х.: Я думаю, на проект больше влияют социальные условия и другие подобные факторы. Здание Центра Гейдара Алиева отличается от блочных построек, будь то жилые дома или офисы. Его можно назвать антиблочной архитектурой; оно не имитирует окружающий архитектурный ландшафт.

БАКУ: Какими были бы ваши проекты в докомпьютерную эпоху?

З.Х.: Идея здания центра родилась до появления компьютерной архитектуры, но расчеты, которые мы сделали по этому проекту, были очень интересными и сложными. Без них нам никогда не удалось бы добиться такой непрерывности архитектурного пространства. Кроме того, расчеты очень важны при выборе материалов и их производстве. Технология создания фасада тоже была сделана с помощью компьютерных технологий. Думаю, подобное можно было создать и раньше, но уровень погрешности был бы другим. То же касается конструкции здания: с помощью компьютерных вычислений можно делать вещи, которые были труднодостижимы ранее.

БАКУ: Как вы относитесь к бумажной архитектуре, например к творениям Леббеуса Вудса?

З.Х.: Леббеус Вудс был моим очень близким другом. Говорю «был», потому что в прошлом году он умер. Я верю в то, что послания любых проектов одинаково важны. Когда вы рисуете, то представляете себе готовое здание; когда строите, можете прочувствовать этот опыт. Думаю, бумажные проекты имеют очень важное значение для следующего шага в архитектурном процессе, для новых экспериментов.

БАКУ: Как вы находите компромисс между функциональностью и красивой концепцией?

З.Х.: Необходимо бросать вызов традиционным представлениям о взаимодействии с пространством. Например, я часто сталкиваюсь с мнением, что в некоторых пространствах возможно единственное архитектурное решение. Я искренне в это не верю. Всегда можно добиться функциональности другим образом. Взять, например, театр: если проанализировать его историю, вы увидите, что пространство в нем в разные времена было организовано по-разному. Конечно, есть определенная типология зданий, параметры, для которых в каждом случае нужно искать оптимальное решение. Но это не значит, что здания одного назначения должны выглядеть одинаково.

БАКУ: Какова ваша позиция в вопросе сохранения исторических зданий?

З.Х.: Сохранять часть из них очень важно. Но в равной степени важно делать новые вещи, символичные для данного поколения, для исторического момента. Не думаю, что все старые здания хороши, а все новые плохи; мне кажется важным соединить эти два мира.

БАКУ: Как, по вашему мнению, будет выглядеть архитектура через 25 лет?

З.Х.: Я не знаю. Тридцать лет назад люди не ожидали радикальных перемен, и я считаю удивительным то, что происходит на наших глазах. Когда в 1960-е годы традиционные формы сменились модернизмом, это тоже был очень волнующий момент. Я считаю, что не все идеи тогда были реализованы и многие нынешние актуальные темы являются продолжением тогдашних. Думаю, что некоторые из вопросов, которые мы сейчас обсуждаем, обретут более четкие ответы в будущем.

БАКУ: Какой проект вам хотелось бы построить в Ираке?

З.Х.: Мы возводим там Центральный банк, ведем некоторые другие проекты. В этой стране меня особенно интересует строительство и планирование городского пространства, города будущего, из которого возникнет новая жизнь. Это должно быть не грандиозное здание, а какая-то очень простая идея. В Ираке ничего не происходило в течение 30 лет, и было бы очень интересно видеть, как в этом пространстве возникает новое.

БАКУ: Каким было ваше первое архитектурное впечатление от Баку?

З.Х.: Мне действительно нравится этот город. В нем прекрасный свет, как на Средиземноморье. Многие думают, что свет одинаков везде, но на самом деле это не так. Он влияет на то, как воспринимаются здания; именно из-за света иногда они кажутся плоскими. В Баку очень хорошо взаимодействуют разные архитектурные периоды: дореволюционный, советский, постсоветский. Мне очень интересен конструктивизм, особенно ранний. Хотя я не очень хорошо знаю Баку, мне нравится здесь сочетание западных и восточных идей. Базар, Старый город – все они существуют одновременно с современными проектами.