Новости

ГРАНИЦЫ МИРОВ

01.03.2019

В Центре современного искусства YARAT в Баку проходит выставка «Мухи кусаются – к дождю» грузинского художника Важико Чачхиани, активно выступающего на международной арт-сцене и работающего  на тонкой грани диалектики внешнего и внутреннего в истории и психологической жизни человека.

На одной из выставок параллельной программы Венецианской биеннале современного искусства 2017 года, проходившей в палаццо Контарини Полиньяк и организованной как часть международного конкурса Future Generation Art Prize, зрители могли увидеть фильм следующего содержания. Главный и единственный герой, молчаливый мужчина, о жизни которого зритель до самого конца не узнает ни единой подробности, едет на грузовике мимо горных склонов, песчаных пляжей и прочих ландшафтов Закавказья, перемежающихся безрадостными видами урбанизма небольших городов. За машиной все это время волочится привязанная к ней тросами статуя, напоминающая изваяние героя советских времен, имя которого мгновенно забылось, едва грянула перестройка. Свой маршрут грузовик начинает утром и завершает с наступлением сумерек. К концу пути монумент полностью стирается об асфальт и дорожные камни.

Этот фильм «Зима, которой не было» грузинского художника Важико Чачхиани может на первый взгляд показаться размышлением на тему истории и культурной памяти, ставших общим местом рефлексии на крупных международных выставках. Его действие разворачивается на постсоветском пространстве, где вопросы памяти актуальны как никогда, а историческая политика выливается в снос и уничтожение памятников. Но если присмотреться, то в памятнике, волочащемся за грузовиком, можно рассмотреть портрет водителя. Историческая рефлексия уступает место психологической, и работа предстает попыткой разобраться с грузом персональной истории. Которая, впрочем, складывается из череды субъективных жизненных решений, осадков и примесей эпохи – тех, что мы, словно панцирь, ежедневно носим на себе.

Многие работы Чачхиани отличает подобная диалектика внешнего и внутреннего, индивидуального и всеобщего, субъективно-психологического и социального. В повествовании, которое выстраивает художник, они подчас переплетаются до неразличимости и становятся отражением индивидуального видения мира, возникающего на их границе. В том же году в национальном павильоне Грузии на Венецианской биеннале Чачхиани представил инсталляцию «Живая собака в окружении мертвых львов»: старый дом, обнаруженный в заброшенной грузинской деревне и целиком перевезенный в павильон со всем убранством и интерьерами. Внутри, по замыслу художника, словно в сюрреалистическом фильме, во время выставки лил сильный дождь. Попасть внутрь дома было нельзя, но можно было заглянуть через окно. Как будто подглядывая за чьей-то внутренней жизнью, воплощенной в хранящих печать человеческого присутствия вещах и словно водой омываемой потоками памяти.

Экспозиция выставки, открывшейся в YARAT, отчасти рифмуется с венецианским павильоном Чачхиани. Часть выставочного пространства занимают конструкции из стекла и дерева, напоминающие типичные веранды грузинских домов. Их пространство ничем не заполнено, и сами они, вместе образуя инсталляцию «Что останется, когда ты уйдешь», кажутся не функциональными предметами, а минималистическими объектами в духе Сола Левитта или Рашида Араина. Они, как проект в Венеции, метафоры внутреннего пространства, видимого для чужого взгляда, но недоступного физически. Вокруг киосков «высажены» сухие кустарники – заглавная инсталляция «Мухи кусаются – к дождю». Из них выглядывают стилизованные под античность скульптуры, обычно украшающие парки и скверы. 

Любая выставка Чачхиани кажется кинематографичной, а ее сюжет распадается на множество внутренних повествовательных линий. В бакинском проекте, с одной стороны, задействованы реальные предметы повседневности, имеющие историю и отсылающие к конкретным местам и жизненным привычкам людей. Художник, с другой стороны, подчеркивает на выставке эмоционально-психологический нарратив, основываясь на игре настроений и ассоциаций, характер которых задается следами реального мира – артефактами и найденными объектами, ради которых Чачхиани, много лет живущий и работающий в Германии, раз за разом возвращается в Грузию. Не из чувства ностальгии, но в поисках богатой фактуры, образцы которой по-прежнему несложно отыскать на просторах страны. Грузия оказывается средоточием мифов и легенд, страной, в которой находится пещера Прометея, а на берегах Колхиды (современный Самегрело) было добыто золотое руно. 

Сегодня никто не верит в мифы и легенды, эксцессы магического мышления, опровергнутые наукой. Но они продолжают существовать внутри каждого как архетипы коллективного сознания, как метафора, придающая смысл не всегда объяснимым вещам. Экспозицию в YARAT завершает фильм «Стеклянные кости», основанный на грузинской сказке: человек приносит в жертву сердце собственной матери ради любви, которой не суждено стать реальностью. Сюжет молчаливой любовной драмы художник разыгрывает в декорациях современного города, протягивая невидимую нить от нынешнего дня к моменту истории. Которой, может быть, и не было на самом деле.